ser_serg (ser_serg) wrote,
ser_serg
ser_serg

Category:

61. "Нормальные герои всегда идут в обход..." (1)

Не так давно Чудинов, будучи крайне раздосадован появлением в сети некоторых материалов (1, 2), подвергающих серьезному сомнению уровень его компетентности в истории античной культуры, и, в частности, выявлявших его неумение обращаться с данными античной нумизматики, решил предпринять "нумизматическое контрнаступление"...


Не обратив внимания на реакцию со стороны "несостоявшегося студента МГУ" он радостно провозгласил "иппон": "Я проанализировал монеты с двойным увеличением для обычных читателей, и без увеличения специально для Сер-Сержа. Иными словами, я постарался удовлетворить всем требованиям Сер-Сержа, чтобы показать, что неявные надписи существуют даже на таких предметах повседневного спроса античности, как на римских монетах. – И что же? У Сер-Сержа никаких возражение не последовало. Иными словами, возразить было нечего! Неявные надписи были отлично видны невооруженным взглядом, и любые непредубежденные читатели могли сказать, что все обвинения ЖЖ – это чистый вздор!" (отсюда, выделено Чудиновым, подсвечено мною). Давайте посмотрим, насколько же "чистой" оказалась его "победа"...


1. Начинается "контрнаступление" с убаюкивания своих не очень хорошо (мягко говоря) разбирающихся в истории и специальных исторических дисциплинах, в частности, в нумизматике, читателей. Говоря об использовании в своих "чтениях" принципиально непригодных для поиска неявных надписей прорисей каких-либо объектов вместо высококачественных фотографий (при поиске микрообъектов на их поверхности, как ни крути, требуется все-таки специальное оборудование для макросъемки), Чудинов - в силу многолетней привычки - совершает подтасовку: "...неявные надписи, о существовании которых граверы, составлявшие прорись, не подозревали, были переданы с гораздо большими искажениями" (здесь и далее при цитировании, кроме особо оговоренных случаев, выделено мною).


Получается, что граверы, все-таки сумели воспроизвести (молодцы-то какие!) на своих рисунках якобы имеющиеся на предметах разной величины (от монет до саркофагов) и нанесенные какими-то "русскими умельцами" те самые "неявные надписи" (естественно - на русском языке). Конечно, не нужно забывать о том, что зарисовка представлявших историко-культурную ценность предметов в ту эпоху, когда о фотографии и речи-то не шло (к примеру, Чудинов в своих "русских этрусках" использовал воспроизведения воспроизведений зарисовок XVII-XVIII веков), осуществлялась с целью формирования представления о форме этих предметов и об особенностях видимых невооруженным глазом деталей. По этой причине предположение о самой возможности передачи художниками-граверами "неявных надписей" на поверхности зарисовываемых предметов, выдвинутое, в свою очередь, для подтверждения положения о существовании таковых надписей на самих предметах, само нуждается в очень серьезных подтверждениях (каковых в том же опусе "Вернем этрусков Руси" не обретается).


1.1. Для тех, кто по какой-то причине собрался поверить в приведенное чудо-объяснение, напомню, что речь, в частности, идет вот о таком трюке: на этой этрусской статуэтке, по мнению Чудинова, "есть надписи на русском языке"


и для того, чтобы их "выявить" и затем "прочитать", нужно взять вот такую зарисовку этой самой статуэтки...



 


и в подсвеченных местах (в "тенях" и в "прическе") отыскать "неявные надписи":


Не правда ли - очень удобный и, главное, безупречный с точки зрения методики научных исследований, метод (подробнее см.: 1, 2, 3)? Как бы то ни было, именно такого рода аргументация практически постоянно используется Чудиновым при "чтении" его любимых "неявных надписей" (в том числе - в "русских этрусках"): раз "прочитано" в "грязи" на использующем условности изображении, значит на самом предмете эти надписи тоже есть!


1.2. Убаюкивание, о котором говорилось выше, заключается еще и в том, что Чудинов как бы соглашается с недостаточно хорошим качеством использовавшихся им вместо высококачественных фотографий прорисей, которое могло стать причиной тех самых искажений в "прочитанных" им "надписях", о которых речь шла выше: "Хотя эти искажения, вполне возможные и не очень существенные, действительно могут быть, и не по моей вине, это дало повод моим оппонентам полагать, будто я читаю как раз искажения, то есть, псевдоинскрипции, а не реальные надписи". Бдительность поверхностно образованного чудо-читателя после таких "покаянных слов", особенно после указания "истинной причины" возможно допущенных ошибок в чтении "неявных надписей" - "не по его вине", притупляется, и дальше Чудинов начинает этого самого читателя водить вокруг своего пальца... Причем - за нос...


Он заявляет, что уж в этот-то раз все будет по-честному, без всяких там прорисей, и "неявные надписи" будут обнаружены на глазах изумленной публики при анализе фотографий: "Поэтому я решил читать надписи с фотографий, и именно таких, какие приводят сами нумизматы". Казалось бы - все в порядке! Никакого подвоха! И у Чудинова, как ему кажется, есть все основания для предвкушающего полную и окончательную победу над оппонентами заявления о методологической чистоте проводимого эксперимента: "Теперь я выполняю все условия моих оппонентов: 1) рассматриваю заведомо хорошие фотографии монет, опубликованные именно нумизматами, а не простыми любителями; 2) после рассмотрения с увеличением перехожу к нормальным размерам фотографий, чтобы показать, что выявленные мною надписи видны (хотя и мелко) и в таком случае; и 3) что основная масса надписей (если мне таковые удастся выявить) повторяются, вне зависимости от конкретного изображения, то есть, представляют собой традицию, а не особенность именно данной монеты".


2. Давайте проверять...


2.1. Начнем по порядку - с утверждения о "заведомо хороших фотографиях". Для начала поясним: Чудинов не стал утруждать себя поисками каталогов античных монет, или же специализированных зарубежных интернет-сайтов, а, как обычно, взял то, что первым попалось под руку: "Поскольку в этой области я новичок, я обратился к словарю фирмы «Андрей Пятыгин» (ИСН). Открываю словарь на букве А и читаю первое слово» Аверс". Убаюканный предшествующими чудо-заверениями читатель надеется, что Чудинов действительно нашел качественно изданную книгу с "заведомо хорошими фотографиями" и даже представить себе не может, что нужно заглянуть в самый конец чудо-публикации - и тогда станет ясно, что тот самый ИСН (Иллюстрированный словарь нумизмата) - это интернет-сайт, включающий, как об этом честно сказано на самом сайте, материалы "Нумизматического словаря" В.В. Зварича (Львов, 1978 и переизд.) и "Словаря нумизмата" Х. Фенглера, Г. Гироу и В. Унгера (М., 1982) с весьма важным добавлением: "Составление, уточнения и дополнения сделаны Андреем Пятыгиным". И используемые Чудиновым в "нумизматическом контрнаступлении" фотографии взяты, как это хорошо видно, именно с этого сайта. Попутно отметим, что современные отечественные справочные издания В. Гладкий "Словарь нумизмата" (М., 2010) и В. Кривцов "Аверс № 7. Энциклопедический справочник для нумизматов" (М., 2005), равно как и переведенный на русский язык труд Г. Мэттингли "Монеты Рима" (М., 2005), им использованы не были (по причине недоступности, или же - неизвестности). Про современные зарубежные издания, совершенно необходимые для проведения исследовательской работы,Чудинов, похоже, и слышать не хочет...


2.1.1. После этого можно переходить уже к самим фотографиям. Как мы уже упоминали, "словарь" открылся на букве "А" и объектом пристального внимания Чудинова стала словарная статья "Аверс": "Не потому, что я не знаю, что это такое. Но всегда интересно расширить свои знания" ("...Я всегда говорил, что этот докторишка - трус! Просто хотелось лишний раз убедиться"). Чудинов, начиная вождение читателя за нос, пытается соблюсти приличия, старательно подчеркивая, что, он, конечно же, давно и хорошо знает, о чем может быть написано в этой статье, просто ему хочется найти еще что-то неизвестное и тут же поделиться с разомлевшим от такого любезного обхождения читателем! В статье, среди прочих сведений, приводится весьма важное указание: "Первым прижизненным портретом на римской монете было изображение Юлия Цезаря...". А в качестве иллюстрации к самой статье "Аверс" дается фотография двух сторон одной и той же монеты с четким указанием - что называется аверсом монеты, а что - ее реверсом.


Вроде бы никто и никуда не торопится, но Чудинов внезапно приводит эту самую двойную фотографию (с теми же самыми пояснениями: "аверс", "реверс"), сопроводив ее своим пояснением и обозначением: "Рис. 1. Монета с изображением Цезаря и моё чтение неявных надписей". Очень хочется надеяться на то, что хорошо известный всем нам профессор ("эпиграфист", "историк", "методолог науки", "уважаемый славист", граф Штукатуркин и прочая, прочая, прочая) имел в виду не самого Цезаря (монеты с изображением которого тоже дошли до наших дней) а просто цезаря - того из цезарей, в чье правление чеканилась та или иная монета, а заглавную букву ("...на римской монете классического типа изображается Цезарь", "...венок на голове Цезаря", "Монета с изображением Цезаря") использует из чувства законопослушности и большого уважения к... истории Древнего Рима.


2.1.2. Чтение "неявных надписей", конечно же, впечатляет: "Рассмотрим внимательно венок на голове Цезаря. Если принять его листочки, а также ухо за буквы, то, читая от пряди волос под венком к уху, а затем по часовой стрелке листья венка, получим...". Получить за такое если, конечно, можно...






Чудинову удалось "прочитать" в "листочках" и "ухе" изображенного на монете лица слово "CAESAR", написанное самыми что ни на есть латинскими буквами. Зачем? - спросит хотя и убаюканный очередными уверениями Чудинова в его "научной чистоплотности", но все же поддавшийся внезапно накатившему недоумению читатель. Ведь в монетной легенде и так написано "CAESAR", причем крупными буквами и тоже - на латыни (правда, Чудинов этого не увидел и, как будет ясно из последующего изложения, монетные легенды он принципиально обходит стороной). Можно, конечно, выдвинуть предположение, что "неявная надпись" в венке с ухом это одно из нанотехнологических достижений тогдашнего РУРа  (римского уголовного розыска) в деле решения поставленной очередным президентомимператором задачи по искоренению коррупции... К сожалению, секрет древнеримских мастеров оказался со временем утрачен, но в настоящее время, по аналогии с этим хитрым приемом, просто помечают купюры... Или, на совсем худой конец, придется считать, что только монеты с расписной императорской прической принимались в лупанариях...


Продолжая разговор о качестве изображения, придется согласиться с тем, что взятая Чудиновым "заведомо хорошая фотография" все-таки уступает по иным - тоже имеющимся в сети, ну, например, вот этим




или же каким-либо другим (выбирайте любой из девяти вариантов - на вкус). Почему же Чудинов посчитал размещенные на сайте "Античная нумизматика" иллюстрации "заведомо хорошими"? Только по той причине, что они - цветные? Чудинов как будто не слышит (да еще и не видит!), что требования к "качеству" используемого им иллюстративного материала основываются на простейшем требовании: изображение должно не только обеспечивать возможность не спутать искусственные и естественные линии на поверхности предмета, но и четко передавать особенности поверхности, невидимые невооруженным глазом (об особенностях макросъемки мы уже говорили: п. 1.3.2), а не просто быть большим или маленьким (второе из приведенных выше трех "условий")...


Но даже тогда, когда Чудинов "внезапно" узнает о принятых в научно-исследовательской деятельности требованиях аналогичного характера, он мгновенно с ними "соглашается" и... И спокойно идет в обход, продолжая их нарушать. В качестве нелирического отступления хотелось бы напомнить читателям такую ситуацию: вот здесь Чудинов в очередной раз наткнулся на цитировавшуюся мною статью Ю.Г. Виноградова "О методике обработки греческих эпиграфических памятников (по ольвийским материалам)" в сборнике "Методика изучения древнейших источников по истории народов СССР" (М., 1978), где было предельно четко сформулировано требование о необходимости проведения исследований либо с оригинальным предметом, либо с его как можно более точной копией. Чудинов мгновенно выразил свое согласие с этим требованием и даже, чтобы избежать малейших подозрений со стороны истаявшего со временем круга своих читателей (постепенно убеждавшихся в его псевдонаучности и многочисленных подменах), поспешил объяснится: "С цитатой из Виноградова я целиком согласен и потому всегда даю свои суждения в максимально осторожной форме, а именно: «Моё чтение данной надписи». Еще нигде я не сказал: «Только так следует понимать надпись»". Только - вот незадача-то какая: речь шла о предмете исследования, а не об обусловленных уровнями образованности и порядочности исследователя трактовках обнаруженного на "фантазии по поводу предмета". Перед нами обычный чудо-прием: "они мне - про Фому, а я им - про Ерему!"... Однако, на этом Чудинов не успокоился и, чтобы произвести еще больший эффект на малообразованного читателя, снисходительно "посмотрел в сторону" покойного Ю.Г. Виноградова: "Я занимаюсь наукой задолго до Ю.Г. Виноградова (кандидатскую диссертацию я защитил в 1973 году, за пять лет до его статьи. Но Сер-Серж этого заметить не захотел)". Чудо-вранье здесь заключается в том, что оставшийся в истории выдающимся ученым Ю. Виноградов, посвятивший свою - к сожалению, недолгую - жизнь исторической науке, защитил свою кандидатскую диссертацию в том же самом 1973 году, но Чудинов "этого заметить не захотел". Совпадают у него с Чудиновым и даты защиты докторских диссертаций: 1988 год. Только принципиальная разница в том, что Ю. Виноградов (обратите, пожалуйста, внимание на его краткую биографию) получил блестящее образование на историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова и занимался научными исследованиями именно по античной истории, а Чудинов, окончивший физический факультет и защитивший кандидатскую и докторскую по философии, пытается "залезть" в те сферы, которые требуют серьезной специальной подготовки. Позорные и смехотворные "провалы" Чудинова (выявленные, в том числе, и на материале "русских этрусков") не в последнюю очередь обусловлены как раз отсутствием (и, надо добавить, категорическим неприятием) у него должного образования и должных навыков исследовательской работы с использованием специальных исторических дисциплин.


2.1.3. Вернемся к римским монетам. Если угодно, можно попробовать повторить подвиг "чтения" на новых фотографиях. Берем из указанных в таблице (ссылка чуть выше) Example No. 9:






предполагаем наличие неявных, то есть вписанных в рисунок, надписей, и, как учит нас сам Чудинов, пытаемся разыскать их в прическе или где-то поблизости.




О, чудо! Чудо чудное! Чудесатее не бывает! Первое же "всматривание" при незначительном контрастировании дало поразительно чудесный результат:




Не верю своим глазам! Поразительно четко вырисовываются, хотя и в спутанном порядке (а ведь сам Чудинов предупреждал нас, что именно так чаще всего и бывает!), удивительно русские буквы ДИ-О-ЧУ-Н-В! Неужели метод ДиочунваЧудинова сработал на первой попавшейся фотографии римской монеты?! Какое замечательное открытие! Значит, на самом деле, в русском Риме реально рулилправил не какой-то там германский (GERMANICUS) Кесаравг (CAESARAVG) Понмтрпот (PONMTRPOT), как до этого думали простофили всего мира, совершенно незаслуженно именующие себя всякими там специалистами, а наш русский Диочунв! Сенсационное открытие! Скорее, скорее, позовите врача!давайте читать дальше!




Вот это да! Буква "Т", правда, почему-то повернута вправо на 90 градусов, и первая из трех букв "А" скорее угадывается, но ведь это же - "А"! А третья из букв "А" имеет весьма характерное для древних текстов начертание! Ур-р-р-ра-а-а!  Нам удалось выяснить: как же на самом деле назывался настоящий русский пацанправитель Рима-Мира - и никакой это не император...


Стоп! Ведь точно такую же надпись мы где-то уже встречали... Где же? Где же? А! Эврика! Вот где:






Поразительный результат! Получается, что верховного русского правителя древнего Рима-Мира Диочунва знали не только в Риме-Мире, но и в очень древней Греции! И там тоже величали его священным титулом! Во как!


2.1.4. Возвращаемся к избранной Чудиновым для издевательства над здравым смысломподтверждения своей гипотезы о существовании на римских монетах "неявных надписей" и, как водится, "успешного посрамления своих противников" фотографии (Example No. 2).





Качество изображения, которым так хвалился Чудинов, сыграло с ним злую шутку: он не смог справиться с чтением явных надписей - монетной легенды - и вместо "GERMANICUS" решил, что "GERMANICUM" - более правильно ("А под буквой R явной надписи GERMANICUM можно прочитать продолжение..."). Многие, полагаю, помнят, что Чудинов - ба-а-а-альшой "знаток" древних языков, который вот так запросто, с места в карьер, может уверенно и ответственно назвать латинские надписи греческими (в левом нижнем углу), а типично греческую надпись, даже не упоминая не представляющего никаких сложностей чтения ее специалистами, вдруг начать читать по-русски (здесь, рис. 9)... Удивить уже давно убаюканных читателей глубиной своих познаний в латыни Чудинов решил следующим выводом: "Так что если бы римский гравер хотел написать по-латыни, то слова ЦАРЬ РИМА выглядели бы как IMPERATOR DE ROMA". Почему Чудинов посчитал, что в такой фразе нужно "сломать язык" и поставить предлог "de" вместо того, чтобы, как это и положено, изменить окончание в "Roma"? Пришла на память аналогия с современными европейскими языками? Если уж древнеримскому граверу захотелось бы написать "царь Рима", то, скорее всего, вышло бы "Rex Romae"... Ну а если гравер захотел написать слово "император" (имевшее в те годы полную самодостаточность), то он так его и писал на всех известных к настоящему времени монетах этого исторического периода. В конце своей интернет-публикации Чудинов снова возвратится к слову "император" и, продолжая изумлять знакомых с латынью читателей, нанес еще один решительный удар по латинской грамматике: "IMPERATOR от латинского IMPERIO – властвую...". Была форма "impero", а вот предлагаемой Чудиновым что-то не найти, если, конечно не произвести кастрацию существительного imperium, приняв его, в силу "огромной образованности", за глагольную форму.


По какой причине произошла путаница с флористическими деталями при чудо-анализе того же самого изображения ("А на находящейся под венком розочке (или на другом цветке) верхний лепесток содержит в себе слово ЛИКА, тогда как центр розочки есть написанное крупными буквами слово ЯРА, причем букву Я невозможно спутать ни с какой другой. Это – явно русская буква"), понять крайне сложно. Ведь на монете на самом-то деле нет изображения ни розочки, ни другого цветка...  Как нет и, уж тем более, буквы "Я". Ленточки, которыми скреплен венок, есть и узел этих ленточек тоже есть (и встречаются они на монетах совершенно разных императоров, а не только у Калигулы), а вот цветков никаких нет... Причем, надо заметить, ленточки эти - традиционный и неотъемлемый атрибут изображений венков на монетах императорского Рима, появляющийся уже у имп. Августа:






Не смог Чудинов "осилить" и реверс монеты: "Надпись ТРИ ЛИКА ЯРА, видимо, относится к реверсу, где мы видим три фигуры юношей". Понятно, что в силу разных обстоятельств фигуры не очень хорошо видны на первой попавшейся под руку Чудинову монете, но почему же, скажите на милость, нельзя было обратить внимание на то, что вокруг этих фигур написано крупными полустертыми буквами? Возникли трудности с чтением недостаточно четких букв? Так, может быть, надо было обратиться к публикациям тех специалистов, кто уже изучал эту и другие - похожие - монеты? Заглянуть в справочники, поискать в специальной литературе по нумизматике аналоги - разве это не должно входить в качестве обязательного этапа в исследовательскую работу при обращении к античным монетам? Как видим, Чудинов считает такую трату времени неоправданным излишеством, поскольку это - слишком прямолинейный, долгий и до крайности малорезультативный путь, а ему и так здесь все ясно, значит надо идти по пути наименьшего сопротивления в обход: так короче и эффектнее! Что ждет нас в конце "обходного пути" и так понятно: "под левой ногой левого юноши имеется надпись ХРАМ ЯРА, На реверсе отчётливо видна выпуклая гирлянда, соединяющая трёх юношей. Она может быть прочитано как слово МИМЕ, то есть, латинский перевод слова МИМЫ". Дело в том, что писать русскими буквами латинский перевод русского слова - это "тот еще" ход "в обход", да, к тому же и латинская грамматика классического периода почему-то упорно считает, что окончание такого слова (хотя по традиции считается, что mimus - заимствовано из греч.) - II скл., м.р. - должно быть другим (да и в целом, как это видно из указанной таблицы, предлагаемое "чтением" известного "знатока" окончание -e, в отличие от -ae, принципиально не свойственно латинскому плюралису). Что-то в этой "неявной надписи" явно - не так. То ли тот, кто писал - был неграмотным, то ли - тот, кто читал...


2.1.5. Если все-таки пойти по привычному для здравомыслящих людей пути и обратиться к справочной литературе, то можно выяснить некоторые интересные детали, касающиеся этой монеты.
По уже упоминавшемуся нами ранее фундаментальному каталогу D. Sear "Roman Coins and Their Values" (London, 2000. Vol. 1) данный тип монет имеет номер 1800:






Если никак не получается отыскать этот каталог, можно обратиться к другим, более чем столетней давности: в описании коллекции "Monnaies romaines et byzantines, d'or, d'argent et de bronze, monnaies grecques, gauloises..." (Paris, 1888) интересующая нас монета имеет номер 754:






а в другом, более раннем (1880), каталоге H. Cohen Description historique des monnaies... (T. 1) ее можно отыскать в разделе "Калигула":




Наиболее сообразительные читатели уже давно предположили, что, скорее всего, речь в легенде аверса идет о человеке с достаточно громоздким именем "Гай Юлий Цезарь Август Германик" (Gaius Iulius Caesar Augustus Germanicus), более известном как Калигула (Германик - имя его отца). И они оказались правы, хотя обозначение "Germanicus" входило в полный титул еще одного римского императора - Вителлия (Aulus Vitellius Germanicus Imperator Augustus), и встречалось на монетах периода его правления как в полном, так и в сокращенном видах (что мы можем наблюдать и на монетах самого Калигулы). А на реверсе изображены сестры Калигулы Агриппина, Юлия и Друзилла (на этой схеме детей Германика можно отыскать в левом нижнем углу).


Вот вам и юноши... С выпуклой гирляндой... Внезапно оказавшиеся женщинами с опущенными вниз руками... И без гирлянды... И без всяких "миме"...


(H.N. Humphrey The Coin Collector's Manual. London, 1869. Vol. 1. Pl. 9)




Завершается анализ первой монеты многозначительной фразой: "Итак, я выполнил своё обещание и показал, что неявные русские надписи на римской монете существуют. При этом я не выбирал монету, а рассмотрел первую попавшуюся" (курсив Чудинова). Насчет выполнения обещания... Что тут можно сказать? Ведь даже после всего того, что здесь говорилось, Чудинов будет продолжать настаивать на своем: "изображение - хорошее", "неявные надписи на монете есть", "я показал, как выявить неявные надписи"...


С другой стороны, Чудинов честно не обещал нам, что проведет серьезную исследовательскую работу, обратится к специальной литературе, разберется в монетных легендах (явные надписи), и вообще - не запутается в истории Древнего Рима, а про латынь уж и говорить-то нечего, ведь надписи было обещано показать русские!
Он просто взял, что попалось под руку, и, попутно блеснув потрясающим уровнем невежества, - "прочитал", сделав в очередной раз сенсационные выводы на... пустом месте.





Продолжение следует...



Tags: Чудинов, источниковедение, нумизматика, палата № 6
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments